Каждый ребенок талантлив. Только надо суметь распознать этот талант

— Наталья Владимировна, как система образования завершила год? Какие события, на ваш взгляд, были самыми знаковыми, определяющими тренды будущего?
— Пожалуй, самое яркое событие в системе образования, завершившее 2015 год, — это заседание Государственного совета, на котором рассматривались проблемы общего образования. Последний раз такой вопрос стоял на повестке Госсовета 6 лет назад. То, что заседание было посвящено образованию, — это своеобразный сигнал для общества, подтверждающий приоритеты государства.

— Вокруг какой идеи или проблемы шло обсуждение?
— Обсуждалось будущее российской школы. Я внимательно прочитала всю стенограмму заседания. Меня порадовало, что все участники, используя разные слова, говорили об одном и том же: об усилении воспитательной компоненты в образовательном процессе, о новой роли школы в вопросах воспитания. Конечно, важно передать ребенку определенный набор знаний и навыков. Но если не дать ему устойчивых моральных принципов, не сформировать базовые ценности, его профессионализм мало чего будет стоить. История знает немало примеров. Давайте, например, вспомним о Третьем рейхе. Там было много блестяще образованных людей. Они любили классическую музыку, балет, оперу, но истинная культура в них отсутствовала, ибо не было в них самых важных человеческих качеств — человечности, сострадания и уважения к человеческой жизни. Мы не должны забывать, к каким трагедиям в ХХ веке это привело.

— Но было бы неправильно все воспитание сбрасывать только на школу. Хотя понятно, что школа играет огромную роль в этом процессе…
— Министерство и не утверждает, что это задача лишь одной школы. Начнем с того, что ребенка воспитывает всё, и прежде всего среда, в которой он находится. Где больше всего проводит времени ребенок? В семье и школе. Они должны быть союзниками, чтобы получить хороший результат. Надо помнить, что воспитание часто невидимый процесс. Воспитывают не слова. Воспитывают поступки, действия, активность, конкретные примеры. Вот исходя из этого и необходимо строить алгоритмы воспитательной работы, привлекая к ней общественные организации, средства массовой информации, учреждения культуры и спорта…

— Посмотрите, как за последние годы изменилось информационное поле вокруг нас.
— А с ним выросли риски и угрозы. Раньше мы не сталкивались с такими объемами информации, которые сегодня приходится перерабатывать нашим детям. Даже взрослому человеку трудно ориентироваться в этих информационных потоках с разными посылами, а что требовать от ребенка? Но когда человек имеет сильный внутренний стержень, когда он хорошо понимает, что такое добро и что такое зло, когда он умеет критично относиться к любой информации, знает, как проверить ее достоверность, когда у него есть некая прививка, нравственный иммунитет ко лжи, он будет оставаться человеком в любой ситуации и сможет противостоять любым манипуляциям. Для школы это новая задача образования. И над ней надо работать.

— Наталья Владимировна, давайте от духовных вещей перейдем к материальным. Уже два года министерство серьезно занимается улучшением инфраструктуры школы. Что дальше?
— Я бы уточнила: больше чем два года. Фактически вопросами школьной инфраструктуры стали активно заниматься при старте проектов «Наша новая школа» и «Модернизация региональных систем образования» (МРСО). Сегодня мы говорим о более высоких требованиях к современной школе. Когда мы начинали инфраструктурные проекты, то одной из задач были теплые туалеты во всех школах. Теперь речь идет о создании новой развивающей образовательно-воспитательной среды. Такой, чтобы она позволяла не только успешно получать новые знания, умения и навыки, но и формировать метапредметные и личностные компетенции учащихся, развивать их творческие способности и наклонности. Президент на заседании Госсовета говорил именно об этом. О том, что у нас должны быть новая школа, новые образовательные технологии, что мы должны внедрять систему дистанционного интерактивного и электронного обучения. Чтобы выполнить эту задачу, учителям надо научиться работать по-новому. Но научиться чему-либо по-настоящему можно, если есть желание. Вот такое желание у педагогов должно появиться. Это наша — управленцев всех уровней — общая задача.

— Меня удивило, Наталья Владимировна, знаете что? В стране сложная финансово-экономическая ситуация, а федеральный центр не моргнув глазом выделяет на строительство школ в регионах 50 миллиардов рублей. И это при том, что за строительство школ отвечают региональные власти и деньги на них идут из региональных бюджетов.
— Запуск этого проекта — еще одно подтверждение, что образование является приоритетом для государства. Без новых школ сложно обеспечить высокий и конкурентоспособный уровень общего образования. Число школьников растет из года в год, и это признак сильного, стабильного государства. В этом учебном году первого сентября в школы пришло на сто пятьдесят тысяч первоклашек больше, чем в предыдущем. И с каждым годом их численность будет расти. К 2025 году у нас станет на 3,5 миллиона детей больше, чем сейчас. И это первая радостная причина для строительства новых школ. Грустная же причина заключается в том, что большинство ныне эксплуатируемых школьных зданий были построены в 50-60-х годах прошлого века, они и физически, и морально устарели. Многие здания имеют износ более 70 процентов. Мы от таких зданий должны как можно быстрее избавляться.

— Каков механизм финансирования новых школ?
— Будут использоваться те же механизмы, что работали в предыдущих проектах, — субсидии регионам. Федеральные средства направляются на создание новых и современных школ. Во-первых, проект школы должен находиться в реестре типовых проектов Минстроя. Уже на протяжении полутора лет Министерство образования и науки и Министерство строительства ведут совместную работу по рассмотрению лучших региональных проектов, которые не превышают нормативную стоимость строительства и которые отвечают функциональным требованиям к современной школе. Из таких проектов и формируется реестр. Эти проекты бесплатны и доступны для всех регионов. Регион может взять из реестра для себя подходящий проект или включить туда свой, если он отвечает всем требованиям, о которых я говорила выше. Школа должна быть крупной, рассчитанной примерно на 800 учащихся. Хотя и могут быть исключения.

— Почему именно крупные?
— Во-первых, в крупных школах больше возможностей для того, чтобы создать каждому ребенку его индивидуальный образовательный маршрут, сформировать разные профили образования, расширить внеклассную деятельность. Исследования показывают, что в крупных школах учебные достижения учащихся выше, чем в средних и малокомплектных. И это результаты не только российских, но и международных исследований. Во-вторых, строительство крупной школы, хотя это вам может показаться странным, менее затратно в расчете на одно школьное место, чем строительство небольшой школы. Мы надеемся, что эти школы станут частью уже существующих в регионах лучших школ, тех, что занимают в региональных и всероссийских рейтингах первые места. Таким образом, мы расширим доступ к более качественному образованию большему числу школьников. Построить школы — это еще не все. Их надо качественно оснастить. В связи с этим вместе с экспертным сообществом мы начали работать над формированием типовых требований к оснащению школ.

— Честно говоря, когда три года назад президент поставил задачу по ликвидации очередей в детские сады, мало кто верил, что регионы с ней справятся. Сейчас можно сказать, что практически справились. Как удалось?
— Была разработана очень точная и эффективная «дорожная карта» по реализации этого проекта. Могу сказать, что на протяжении трех лет мы в еженедельном режиме отслеживали, что происходит в регионах, сразу оказывали практическую помощь при возникновении проблем. Было создано более миллиона мест для детишек старшего дошкольного и предшкольного возраста, что позволило сформировать равные стартовые возможности для первоклассников. Дети теперь приходят в школу с одинаковым уровнем подготовки. Во-первых, потому что у всех есть возможность посещать дошкольные образовательные учреждения. А во-вторых, во всех этих учреждениях работает единый федеральный образовательный стандарт, переход на который мы завершаем в нынешнем году. В нем мы впервые сформулировали требования не только к условиям реализации программы, но и к результатам. С введением стандарта стала меняться не очень правильная тенденция, когда детские сады пытались заменить первые классы школы. Не учить читать-писать в 3-4 года надо в детском саду, многие физиологи и психологи говорят, что это вредно, а развивать в ребенке интерес к постижению, открытию нового, формировать в нем желание учиться. Такие ясные посылы, по сути, меняют саму систему дошкольного образования. И это очень серьезный шаг по повышению качества образования. Я уверена, что дети, которые придут первого сентября этого года из детского сада в первый класс, будут и психологически, и физически, и эмоционально лучше готовы к школьной программе, чем те, кто становился первоклассником пару лет назад.

— Эксперты отмечают, что Министерство образования и науки стало более открытым, что оно привлекает к обсуждению проектов своих документов широкую педагогическую общественность.
— Это действительно так. Мы стараемся использовать самые разнообразные формы общественного и экспертного обсуждения. Наиболее эффективным стало размещение проектов наших документов на специальном образовательном ресурсе, о котором много уже знают (http://edu.crowdexpert.ru/). Эксперты, педагоги и родители сами откликаются, когда понимают, что обсуждаемый документ очень важен. Откликов много поступает и тогда, когда люди видят, что их мнения и позиции учитываются. А мы это всегда стараемся делать. В этом году были утверждены и включены в реестр примерные программы по начальной и средней школе. Эти программы делали лучшие учителя России. Их обсуждала вся страна. Такого широкого обсуждения никогда раньше не было. Вспомните, в обсуждении проекта закона об образовании, мы говорили с вами об этом в одном из интервью, участвовали около 30 тысяч человек. Здесь же было около 4 миллионов вхождений! Около 70 тысяч активных пользователей. Это люди, которые не только зашли, прочитали программы, но и оставили свои комментарии.

— Что получилось в итоге?
— Получился очень качественный продукт, который любая школа может взять и использовать практически без изменений, чтобы обеспечить результаты, определенные федеральным государственным стандартом. Конечно, никто и ничто не ограничивает школу в педагогическом творчестве. Полагаю, что многие школы привнесут в эти примерные программы свое содержание. Но я уверена, что для большинства школ они станут очень крепкой основой. Мы очень много в последнее время говорим об обеспечении единства образовательного пространства. Так вот примерные программы — один из инструментов, если хотите, механизмов сохранения единого образовательного пространства. Мы предъявляем единые требования к результатам независимо от того, в какой школе — малокомплектной или объединенном комплексе, в каком регионе учится ребенок. Способы достижения результатов могут быть различны. Это зависит от ребенка. От личности учителя, его профессионализма. Даже от особенностей местности, где ребенок проживает. Но мы гарантируем, что где бы ребенок ни обучался, он будет обладать набором компетенций, которые одинаковы для всей России, как для его будущей профессиональной жизни, так и для возможности продолжения образования.

— Примерные программы для старшей школы когда будут готовы?
— Мы надеялись, что сможем внести их в реестр в прошлом году, но результаты обсуждения показали, что нам потребуется некоторое время на доработку этих программ. Кстати, не могу не сказать про предметные концепции, которые мы продолжили создавать в прошлом году. После концепций по математике и истории появилась концепция преподавания русского языка и литературы, которая, надеюсь, будет утверждена в ближайшее время. В планах министерства в ближайшие пять лет разработать и принять концепции по основным предметным областям.

— Наталья Владимировна, в предыдущие годы много копий было сломано вокруг учебников, в том числе процедуры экспертизы. В последнее время вроде бы все успокоилось. Новшеств не ожидается?
— С прошлого года появилось требование о наличии у любого учебника его электронной версии. Причем это должна быть именно интерактивная версия, а не переведенный на диск бумажный учебник. Это уже другой формат образования.
Не может не радовать появившееся внимание родителей и педагогического сообщества к содержанию учебников. Впервые в прошлом году были приняты решения о проведении повторной экспертизы учебников на основании обращений учителей и педагогов. Прислушиваясь к мнению учителей и родителей, внимательно изучая их замечания и предложения, учитывая их, мы будем получать более качественные учебники.

— Я считаю, что постепенно в России создается очень эффективная система оценки качества образования. В ее рамках в прошлом году впервые были проведены всероссийские проверочные работы в начальной школе. Не рано ли?
— Перед их запуском были некоторые сомнения. Но посмотрите на то, что было до недавнего времени: первый раз мы проверяли соответствие результатов обучения федеральным государственным стандартам только после завершения девятилетнего обучения. У нас не было объективной информации, насколько результаты детей соответствуют требованиям по годам на протяжении целых девяти лет обучения.
Что в итоге порадовало? Желание образовательных организаций участвовать в проверке. Заявились 21 тысяча. Честно скажу, такого количества мы не ожидали. Полученные результаты дают нам возможность корректировать образовательные действия, образовательную политику на уровне отдельного учащегося, отдельной школы, отдельного региона. Проверочные работы показали, какие темы хуже или лучше осваиваются и насколько эта проблема характерна для страны в целом. Для нас это становится сигналом: надо подумать над содержанием программы, может, стоит ее пересмотреть, проанализировать содержание учебника. Опыт всероссийских проверочных работ мы будем продолжать и распространим его на каждый класс. Для начальной школы в этом учебном году работы пройдут уже не в тестовом, а в обычном режиме. А для 5-6-х классов они пройдут в режиме апробации. Я думаю, что школы так активно участвуют в проверочных работах, потому что для них это возможность получить точную картину, срез качества образования по каждому году обучения.

— Президент на заседании Госсовета поддержал проект «Электронная школа». Он когда стартует?
— Мы некоторое время назад уже начали над ним работать. О необходимости этого проекта учителя говорили и раньше. Мы собрали команду высококлассных профессионалов, пригласив в нее победителей Всероссийского конкурса «Учитель года», представителей школ, возглавивших наши федеральные рейтинги. Проект предполагает создание силами лучших учителей страны на основе примерных программ завершенного цикла интерактивных видеоуроков по всем предметам с первого по одиннадцатый класс. Отмечу, что этот ресурс будет бесплатным. Будет там и встроенная система проверки знаний. Учащийся сам сможет определить, насколько он освоил ту или иную тему или предмет. Планируется принять нормативные документы, которые позволят ученикам, прошедшим полный курс или отдельные предметы, сдавать ГИА и ЕГЭ. Детали «Электронной школы» еще предстоит прорабатывать, но контуры ее уже вполне понятны.

— На кого она будет ориентирована в первую очередь?
— На тех детей, которые по той или иной причине не могут получить полноценное образование по тем или иным предметам или по всему курсу в целом. На детей с ограниченными возможностями здоровья, у которых нет возможности получить инклюзивное образование или образование в специализированных учреждениях. На детей в сельской местности, где нет возможности создать условия для качественного обучения по отдельным предметам из-за отсутствия, например, лабораторного оборудования по физике-химии. Уверена, что этот ресурс будет востребован теми ребятами, которые нуждаются в индивидуальном графике обучения, участниками международных олимпиад, спортсменами, занимающимися творчеством и искусством. И конечно, мы надеемся, что «Электронная школа» будет очень активно использоваться нашими соотечественниками, проживающими за рубежом. Конечно, этот ресурс станет помощником и для учителей, особенно молодых. Проект очень амбициозный. Он потребует и серьезных финансовых ресурсов. Напомню, что программа средней полной школы — это 10-12 тысяч учебных часов. Объем работы предстоит колоссальный!

— В международных сравнительных исследованиях качества образования часто используют такой показатель социоэкономического индекса (CEI), как количество книг в доме обучающегося. Не знаю, как насчет того, самая читающая страна мы в мире или уже нет, но вот в последнем цикле международного сравнительного исследования качества граждановедческого образования оказалось, что у нас самый большой процент семей, где количество книг в доме больше двухсот.
— Книги могут быть в доме, но их можно не читать.

— Согласен. Но исследование выявило четкую корреляцию: чем больше книг в доме, тем выше учебные достижения. Это, может быть, еще связано и с тем, что количество книг вполне может зависеть от уровня образования родителей. Чем выше уровень образования, тем выше результаты детей.
— Понятно, что человек, много читающий, грамотно пишет и хорошо говорит. Чтение является мощным стимулом для развития творческих способностей. Оно развивает умение думать, анализировать, воображать. Чтение формирует креативно мыслящих людей. Есть исследования, которые показывают, что из стран, где была очень популярна научная фантастика, самая высокая доля нобелевских лауреатов. Поэтому очень важно, чтобы снова у школьников появился интерес к чтению. Понятно, что у чтения есть серьезные конкуренты: игры, социальные сети, кино и многое другое. И здесь свою роль должны сыграть школьные библиотеки. Библиотека — это не книгохранилище, это центр интеллектуального развития детей. Она должна учить детей ориентироваться в потоке информации, уметь пользоваться информацией. Думаю, что наступило время в этом году вместе с педагогами-библиотекарями разработать новую концепцию деятельности школьной библиотеки, разработать новые требования к ее оснащению и оборудованию, а также подумать над профессиональным стандартом этой категории педработников.

— Что еще будет в центре внимания Министерства образования и науки в наступившем году?
— Поддержка талантливых детей. Я уверена, что нет неталантливых, неспособных детей. Каждый ребенок в чем-то талантлив. Задача системы образования выявить этот талант и помочь его развить. С этим направлением работы тесно связана профориентация детей. Важно, чтобы ребенок выбрал для себя ту профессиональную деятельность, в которой он может быть наиболее успешным. Это его будущее. Это его счастье. И в конечном счете это успех страны в целом. Мы впервые приняли стандарт для детей с ограниченными возможностями здоровья в начальной школе. Эта работа будет продолжаться. Сохраняется программа по созданию доступной среды. Дети смогут обучаться как инклюзивно, так и в специализированных учреждениях. Сейчас заказываем в РАО несколько исследований, касающихся инклюзивного и специализированного образования. Часто учителя не готовы к инклюзии. У многих нет достаточного опыта. Необходимы четкие научные рекомендации, как это делать.
Хочу отметить, что в последние два года РАО стала для министерства очень важной экспертной организацией. Она не только научно обосновывает те решения, которые мы собираемся принимать, но и активно влияет на нашу образовательную политику.

— Наталья Владимировна, и напоследок: современный учитель — это кто?
— Это успешный ответственный и счастливый профессионал.

По материалам  сетевого издания «Учительская газета»